В какие «игры» играют областные чиновники – в интервью тюменского политолога Александра Безделова

Опубликовано: 26 ноября 2016, 16:35 | Служба новостей ТюменьPRO

Политология как наука и прикладная сфера деятельности не столь популярна не только в регионе, но и в России. Такое положение обусловлено сложившейся политической системой: аналитика происходящих событий мало востребована у населения, политтехнологии применяются редко и выборочно, нужды в них нет — итог выборов предопределен. Тем не менее, понять, что стоит за теми или иными перестановками в Правительстве, чего ждать от нового назначения очередного чиновника, да и просто иметь представление, в какие «игры» играют политики – в интервью тюменского политолога Александра Безделова.

Отличник образования, один из первых выпускников бывшего факультета политологии в ТГУ, Александр Безделов начал свою карьеру политолога еще в 96 году с участия в предвыборных компаниях, затем было создание своей газеты, участие в партии, а потом и в выборах в качестве кандидата. Сегодня Безделов честно заявляет, что невозможно строить аналитику исключительно на открытых источниках, необходимо иметь личные связи и знакомства. В противном случае это просто теория.

— Как вы можете охарактеризовать региональных и городских политиков?

— Политики бывают разные: забавные, серьезные, молчаливые. Для меня важно, насколько влиятелен этот чиновник, зависит ли от него принятие решения. Он может быть самым медийным в области, каждый день его новости с ФБ могут появляться на страницах изданий, но в принятии политических решений он ничего не значит.

В последнее время самый цитируемый политик в регионе это губернатор. 

— Я видел много рейтингов, далеко не всегда Якушев занимает первые позиции. У нас самый цитируемый – Кадыров, затем Собянин и т.д. У губернатора работа такая, он не обходится без внимания СМИ. Если учесть, что в нашем регионе за время кризиса в номинальном значении количество инвестиций только увеличилось, безусловно, о нем говорят и федеральные СМИ. Губернатора вообще нельзя сравнивать с другими политиками, как президента с депутатами Госдумы.

— В думах кого больше: реальных политиков или лишних людей?

— Я вообще считаю, что и в Госдуме, и в облдуме очень много лишних людей.  Вообще в политике много лишних людей. Если бы это была конкурентная политика, то о многих мы бы и не узнали. Люди не умеют работать со СМИ, некоторые даже не умеют толком изъясняться, не умеют аргументировано выступать. Многие вообще не проходили через сито избирательной компании в принципе, не участвовали. Поэтому и политиками их назвать сложно. Я даже не говорю об участии в принятии важных решений. Значительная часть людей в думах – случайные, лишние люди.

— Как вы прокомментируете недавние перестановки в Правительстве ТО?

— Когда перестановки совершаются после выборов, они имеют под собой два варианта подоплеки. Либо это изменения, вызванные самой избирательной компанией, либо это отсроченное решение.  Вот решение по Теплоуховой было отсроченным.  Не секрет, что Заруба заскучал исключительно на теоретической работе, которая заключалась в руководстве департаментом экономики. Человек, который пришел из банковской среды, достаточно агрессивной, будучи влиятельным в бизнесе, попал в классическую структуру. Динамичной работой вряд ли это можно было назвать. Не всем подходит подобного рода формат работы.

В основе перестановок ключевым моментом стал уход Зарубы. Явного кандидата на его место не было. На мой взгляд, неожиданное кадровое решение с уходом Теплоуховой из городской в областную думу спровоцировал мэр. По его инициативе она пошла на повышение. А дальше можете сами гадать, чем это было вызвано: тем, что она хороший работник для правительства области или неудобный для гордумы.

— Может ли перестановка в Правительстве региона быть подготовкой, неким прикрытием тылов в случае смены губернатора?

— А на его место Теплоухову? Нет, структура поменялась так, что никакого влияния на систему в итоге не оказала. Переформатирование было в крайне незначительном сегменте, не оказывающее никакого влияния на работу Правительства.

Если вспомнить, как готовился к уходу Собянин, то никаких параллелей мы не проведем. В 2005 году последовательно ушли Чемезов и Митрофанов с постов первых замов губернатора, а Якушев был назначен мэром города для того, чтобы получить возможность самостоятельно работать. Те изменения, которые сейчас проводит Якушев, никак не меняют status quo: уход одного зама, не игравшего ключевой роли, не изменило основного курса в Правительстве.

— У Якушева есть амбиции перебраться в Москву? Реальные предложения?

— Я думаю, реальные возможности у него были и есть. У любого политика всегда должны быть амбиции. Тут важна цена вопроса и сопутствующие риски.

Может так оказаться, что работа в регионе гораздо более спокойная и выгодная с точки зрения политического роста, нежели работа в Правительстве Москвы. Работа в Москве это постоянная борьба с конкурирующими группировками, за сферу влияния, собственно, в Правительстве; с крупными олигархическими компаниями, у которых связи на всех уровнях власти. Это крайне агрессивная среда. Если и не «съест» в смысле отставки, то сильно повлияет на психологическое и физическое здоровье. Это постоянный стресс.

Не исключаю, что у Якушева нет желания перебираться на должность, которая сопряжена с постоянной борьбой. Чем больше борьбы, тем меньше результатов работы. А здесь результаты можно пощупать руками. Сегодня открыли Восточный проход. Завтра откроют новый рыбозавод, условно говоря.

К тому же губернатор Якушев – независимая фигура в политике. Он сам по себе, не входит ни в какую группировку. Если в отдельных регионах можно сказать, что вот это губернатор Газпрома, этот – от Лукойла, то Владимир Якушев сам сделал себя, он на хорошем счету у президента и премьера, и не входит в какую-то группу. В данном случае, это человек, который не ориентируется на чьи-то интересы.

— Какие назначения и перестановки в последнее время вас удивили, шокировали?

— Я с 96 года в политике, поэтому меня трудно шокировать. Я помню еще, как в Госдуме ходил человек с накладной грудью, и это было нормально. На региональном уровне вообще ничего не может шокировать.  У нас устоявшаяся политическая система. Плохо это или хорошо, это другой вопрос. На мой взгляд, скорее хорошо.

Сейчас большие проблемы в экономике, и не станет лучше, если будут происходить пусть не глобальные, но политические потрясения. Когда непонятно, что завтра будет с экономикой, соответственно с доходами в бюджет, следовательно с социальной сферой, политические потрясения ни к чему хорошему не приведут. Как бы мне, как политологу, не хотелось, чтобы у нас тут развернулась «игры престолов», борьба кланов, битвы политических противников, в нашем конкретном случае это сейчас навредило бы региону.

Так получилось, что мы слишком зависим от новых производств, инвесторов, новых рабочих мест соответственно, новых налогоплательщиков. Любому инвестору гораздо удобнее иметь дело с человеком, который контролирует ситуацию, держит слово. Ну представьте, губернатор обещает налоговые каникулы инвесторам, а облдума берет и не принимает. Все, завода не будет. Хотя в глобальном плане, конкурентная политическая жизнь — это плюс. Я искренне считаю, что плачевное положение экономики сейчас — это прямое следствие того, что наша политическая жизнь неконкурентна.

Годами у нас нет конкурентной среды, нет обсуждения бюджета, законов, действий правительства, президента. В итоге страна пришла туда, куда и вел этот путь. Ряд принятых решений на политическом, внешнеполитическом, экономическом уровнях привели к изоляции страны, что напрямую отразилось на экономике. И вот в этой ситуации, которая сложилась, в отдельно взятом регионе, кипучая борьба сейчас не нужна.

— Ваш прогноз развития ТО на ближайшие годы.

— Что мы видим. Несмотря на сложную экономическую ситуацию, к нам в регион приходят инвесторы. Дело в комплексе услуг для инвестора. Кусок земли в индустриальном парке – это часть длинной операции. Это и льготы, создание  инфраструктуры. То, что бюджет не досчитается десятка миллионов из-за этого сейчас, то восполнит новый завод через несколько лет оплатой налогов на 100 млн.  А пока он обеспечивает рабочие места, задействует смежные производства. Все ругали Бенат, которому выделяли деньги. Сейчас он ежегодно платит по миллиарду общих платежей: акцизы, все налоги,  при этом загружает ишимсий завод по производству спирта, Стеклотех – на производство тары. Можно спорить, выгодно или нет. На мой взгляд, если все посчитать с калькулятором, без истерики, мол, народные деньги ушли из бюджета,  то окажется, что решение не самое плохое.

В середине 90-х у нас структура экономики была такой же, как в Кургане, даже меньше промышленности. У нас – нефтесервис, наука, АПК. Там – АПК и машиностроение. В части нефтегазового машиностроения у Кургана было даже больше перспектив. Но роль сыграли личности губернаторов: сначала Собянин, потом Якушев. Они способствовали тому, что наш регион стал базовым для нефтесервисных компаний, для нефтегазовой науки, словом, базой для нефти севера. Этот статус вполне могла забрать и Курганская область, и Свердловская, и Омская. Но в этой борьбе, благодаря правильному руководству, наш регион выиграл.

Борьба есть всегда, и сейчас в том числе. Сейчас мы боремся за инвесторов, побеждаем, потому что слово губернатора весомо. Тот же логистический комплекс Магнита. Мог бы построиться и в Кургане, где и земля дешевле, и труд. Но там нет такой инфраструктуры, как у нас. Борьба регионов за крупных инвесторов идет всегда. И пока мы побеждаем.

— Ваш прогноз по политическому курсу в стране?

— Начнем с того, что высшее руководство в лице президента Путина останется бессменным. У нас есть глубокие традиции. Если вспомнить руководство Советского союза, то только 2 человека из числа генсеков ушли живыми с этого поста, остальные скончались на рабочем месте. У меня нет никаких оснований предполагать, что Путин не переизберется и через срок, вообще нет оснований считать, что он уйдет с поста.

Что касается кардинальных перемен в стране, то я против таких радикальных, как революция. Кардинальные, значит потрясение для страны. Поэтому я надеюсь, что слишком кардинальных потрясений не будет. А будет эволюционный переход. Не исключаю, что он произойдет в нынешнем руководстве страны. Всему свое время. Тот путь, которым мы идем, не совсем правильный в части демократии, у меня есть основания считать, что уже и Путин, а не его сменщик, примут шаги, чтобы сблизиться с Западом, выйти из международной изоляции, тогда последуют те изменения, которых мы все ждем. Не исключаю, что это может произойти и при нынешней власти.

 безделов-енд

 

Беседовала Юлия Глазова

Рубрики: Интервью. Метки: , , , , , , .


Рейтинг новости:

817
Просмотры:
9
Поделились:
5 Итого:
Ваша оценка:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars

Комментарии

  1. Владимир Воронин:

    Не интересен, видимо, речетатив Безделова:) Комментов нет. Думаю, что вести за собой электорат этому мальчику пока рановато.

  2. Поэт:

    Типичный молодой молодец! С бабочкой и с Айподом! Почти, как Медведев!)

  3. Доброжелатель:

    Слабый политолог и устаревший, очень ограниченный, однозначно ему надо сменить профессию, может ему лопату в руки, аж жалко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

Уважаемые читатели! Комментарии, не соответствующие теме материала, содержащие неподтвержденные сведения, порочащие честь и достоинство, деловую репутацию, имеющие заведомо клеветнический характер в адрес объектов и субъектов публикаций, а также противоречащие нормам Закона о СМИ РФ, могут быть удалены.


Наверх ↑