Родители, чиновники, государство — кто чаще всего нарушает права маленьких тюменцев?

Опубликовано: 17 июля 2017, 18:34 | Служба новостей ТюменьPRO

Андрей Степанов занимает должность уполномоченного по правам ребенка в Тюменской области с сентября 2015 года. До этого он возглавлял городской департамент образования. Еще раньше был директором и учителем географии школы N 91. Две большие проблемы, с которыми чаще всего обращаются жители региона, выделил Андрей Эдуардович за время работы детским омбудсменом. Подробнее об истоках нарушений прав ребенка и конструктивной помощи – в материале ТюменьПРО.

Чаще всего права детей нарушают родители

На самый главный вопрос, нарушаются ли права детей в Тюменской области, Андрей Степанов отвечает, что, к сожалению, нарушаются. Чаще всего, по незнанию, исходя из жизненных конкретных обстоятельств именно родители становятся виновниками проблем у детей. Больше всего обращений в службу уполномоченного — по поводу нарушений жилищных прав несовершеннолетних.

 

 Уполномоченный по правам ребенка в Тюменской области Андрей Степанов

Как это происходит? Прежде всего, неправильно оформленные правоустанавливающие документы на жилье. Например, квартира, полученная родителями еще в советское время, позже переходит детям и внукам, однако наследники не переоформляют документы, полагая, что своевременной оплаты за жилье достаточно.

«Когда сегодня наводится порядок в жилищном фонде, например, Тюмени, и смотрят, правомерно ли граждане занимают то или иное жилое помещение, оказывается, что документы не переоформлены. Тогда администрация города идет в суд и подает на выселение. Нарушены права детей? Конечно, нарушены. Но намеренно или нет? Да ненамеренно, конечно».

Теоретически любой гражданин в подобной ситуации может выиграть суд, предоставив необходимые доказательства и документы. На практике, говорит Андрей Степанов, людям не хватает аргументов, ведь чаще всего они не подготовлены, а средств на качественную юрпомощь попросту нет.

В большинстве случаев к Степанову приходят, уже проиграв суды, упустив все сроки, на пороге выселения. Вовремя разбираться с подобными вопросами решили сообща уполномоченный по правам детей и глава тюменской администрации Александр Моор.

«Мы договорились, что по Тюмени информация о семьях с детьми, которые попадают в подобную ситуацию, будет направляться нам. И мы уже с ними работаем. Благодаря такому сотрудничеству, в 2016 году нам удалось сохранить право на жилье 12 семьям, причем они остались жить там, где жили. При сносе ветхого жилья семья получила новую квартиру, мы у них даже были в гостях. Это семья, где двое детей, один из них инвалид. У них была возможность выбрать район, чтобы и в школу было удобно ходить, и поликлиника была рядом. Я считаю это нашим серьезным достижением».

Андрей Степанов и глава администрации Тюмени Александр Моор

Главное, чтобы люди во время обращались за помощью, подчеркивает Степанов. «Например, в прошлом году на совместном приеме с прокурором города – это был наш первый опыт – мы достаточно быстро и комплексно помогли одинокой матери узаконить жилье, оформить ребенку инвалидность, устроить его в специализированный детсад. Совместные приемы позволяют избежать многих проблем и ускорить процесс. Такую практику мы будем продолжать. В Ялуторовске в том числе. Сейчас поедем в Уват, Тобольск».

Причем ущемление прав детей в квартирном вопросе происходит по всей области без исключения. В деревнях и сёлах решение осложняется тем, что нового жилья строится гораздо меньше, а тем более просторного, например, для многодетных семей.

«Вот многодетная семья в Борках, у них 8 детей, один из них инвалид. Положено жилье, но в Борках точно ничего строиться не будет, тем более по соответствующим нормативам для такой большой семьи. Мы искали варианты по всему району, находили в Богандинке, чтобы разместить семью».

«Сегодня развестись, как стакан воды выпить»

Вторая по количеству обращений проблема – развод родителей. Степанов отмечает, что в случае расставания взрослых, сразу фиксируются множественные нарушения прав детей.

«Потому что ребенок теряет право на семью, на общение, содержание, на жилье. Истории разные, есть очень тяжелые. Маленькие дети в такой ситуации – самая страдающая сторона. Сначала разводятся, а потом думают, а на что жить, а где? Чаще всего эти моменты приходится решать по мере острого состояния проблемы».

Главный вопрос, о котором забывают взрослые, выясняя отношения, на что содержать ребенка. Из практики уполномоченного по правам детей, когда люди разводятся, сразу на алименты не подают, либо бывший супруг отказывается платить, превращаясь в должника.

«Мы в содружестве с управлением федеральных приставов разыскиваем должников. Знаете, иногда долги накапливаются под миллион и больше. А должники находятся в других регионах. Мы начинаем с нашими областными приставами разговаривать с аналогичной службой в тех регионах. Приставы разыскивают имущество, накладывают на него арест, добывают сведения о счетах, ограничивают действие водительского удостоверения и т.д. Я не думал, что так может быть, но для того, чтобы добиться от должника выплаты алиментов, приставы содействуют в устройстве на работу! Даже содействуют лечению от алкоголизма. Не всегда, конечно, но случается и так. Тем не менее, количество должников очень большое».

Так появилась идея создания алиментного государственного фонда. Он призван выплачивать детям положенные суммы, если бывший супруг игнорирует свою обязанность. По задумке, когда приставы найдут должника, он будет возмещать расходы уже государству.

«Чаще не уплачивают не потому, что не зарабатывают. У мужчин наблюдается психологический барьер: я не хочу ей платить. Создается впечатление, что ты не ребенку на содержание платишь, а бывшей жене, а она тратит на себя, на нового мужчину, такой стереотип тоже, к сожалению, существует».

Для защиты интересов детей Степанов предлагает пересмотреть семейный кодекс. Документ, по которому сейчас принимаются решения, разрабатывался 20 лет назад. «Это была другая страна, 90-ые годы. Сегодня все поменялось», — отмечает Андрей Эдуардович. Например, сегодня по закону дедушка и бабушка не являются официальными представителями. На деле больше половины детей живет именно со страшим поколением, замечает Степанов. «Мы обсуждали, что они не должны быть чужими людьми, и это надо закрепить в семейном кодексе».

Когда рождается ребенок, права родителей на автомате ограничиваются

Постоянно сталкиваясь с проблемами детей в неполных семьях, Степанов предложил пересмотреть отношение к разводам, но не так кардинально, как восприняли критики.

«В страшном сне мысли не было запретить разводы. Нет-нет-нет. Но сегодня я провожу аналогию, например, с продажей жилья. Ты ведь не продашь квартиру, пока не докажешь юридическую чистоту, только после этого регистрируют сделку. А если мы от имени государства регистрируем брак и расторгаем, но при этом в семье есть дети, а мы как государство, подписав всемирную конвенцию о правах детей, обязались действовать наилучшим образом в интересах детей. Поэтому, разводя семью, государство должно побеспокоиться вот здесь, удостовериться, что положение ребенка не ухудшится. Это не ограничение прав, просто, когда рождается ребенок, права родителей на автомате ограничиваются правами ребенка».

Уполномоченный по правам детей предлагает следующий вариант: если поступило заявление о разводе граждан, но там есть дети, то завершение процедуры должно быть выполнено после соблюдения условий. Среди основных — решить с кем будет жить ребенок, кем финансироваться, что с жилищными правами, как он общается с родственниками. Если будут соблюдены эти юридические условия, тогда можно официально завершить процедуру развода. «Вот мое предложение, ровно в интересах детей. Это не желание усложнить процесс, исключительно практика».

«Приходит женщина на прием с ребенком, а дома еще малыш или 2. Муж бегает, не платит алименты, она на работу устроиться не может, потому что малыши. А ребенок у меня все печенюшки из вазочки выгреб и съел. Он, может, и не очень голодный, но давно не видел сладкого, мама не может себе позволить. Надо на это насмотреться, тогда ничего плохого в юридических условиях при разводе не будет. Это не ограничение прав, это ответственность за детей, не более того».

Каждый в ответе за то, что написал в интернете

Накануне Дня защиты детей свой первый доклад президенту Путину представила Анна Кузнецова, уполномоченный по правам ребенка. Среди острых тем она отметила информационную безопасность. Угрозы в интернет-пространстве, по ее словам, могут носить крайне опасный характер, и касаются они всех родителей без исключения.

Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребёнка Анна Кузнецова

За детскую цензуру выступает и Степанов, но считает, что не стоит ограничиваться лишь всемирной сетью.

«Всколыхнувшая общество в конце прошлого года история с «китовыми» группами, высветила проблему гораздо более широкую: информационный инфантилизм родителей и несколько неполное представление об интернете. Вопрос информационной безопасности гораздо шире, чем интернет. Речь и о ТВ, печати, телефоне, радио и многом другом. С моей точки зрения должностного лица, папы, дедушки, детская цензура должна быть».

В качестве примера Андрей Эдуардович приводит Южную Корею. Там ежедневно более 70 штатных сотрудников просматривают информационное поле на предмет опасного контента для детей.

«Цензура? Цензура, но никто не комплексует, потому что безопасность детей важнее, чем наше представление о свободе. Информационная безопасность важна. И нельзя говорить только об ответственности администраторов групп. Закрывая группы или отдельные страницы, мы, что называется, бьем по хвостам. Мы не уничтожаем причину. Поэтому мы говорим об ответственности владельцев ресурсов, провайдеров. Наверно, все-таки в интернете надо пребывать адресно, не анонимно. Некоторые страны идут по этому пути, может, и мы пойдем.

Я в той должности и в том возрасте, когда считаю, что пребывание в том же интернете должно быть очень четким. Посмотрите на кибербуллинг, когда дети преследуют друг друга, обзывают,  и не только дети, а что происходит в группах у взрослых? У меня была жалоба, родители группы шахматного кружка жаловались на нецензурные высказывания других родителей. Они обращаются ко мне: почему руководитель шахматного кружка не следит за тем, как ведут себя родители в группе? Минуточку, его обязанность – научить детей шахматам. А уж вы, взрослые, обремененные жизненным опытом и воспитанием, должны сами разобраться, как себя вести в группе.

Как только обезличенность уйдет из интернета, я уверяю вас, у большинства людей пропадет желание оскорблять, писать гадости. Сегодня каждый волен написать все, что угодно, и совершенно не несет никакой ответственности. Так не должно быть».

Родительский комитет – не единственная организация, обеспокоенная проблемой детей

На сегодняшний день в регионе действует около 500 общественных организаций, занимающихся вопросами детей, инвалидов, престарелых граждан. Однако в последнее время медийное пространство практически целиком и полностью принадлежит Родительскому комитету. Общественники выступают с резонансными предложениями, настаивая на юридической обоснованности своих действий.

«Я совершенно согласен с тем, что сегодня гражданская, общественная инициатива не просто имеет место и право на существование, она является элементом контроля, без сомнений. При этом деятельность РК не всегда вызывает у меня однозначное одобрение. Мы с ними работаем, с Андреем Владимировичем Добрыниным и его коллегами сотрудничаем, встречаемся за круглыми столами, совершаем совместные выезды. Они очень активные, у них такая ярко выраженная позиция, и это достойно уважения. Иногда у нас совпадают мнения, иногда мы расходимся, самое главное, что мы в дискуссии, не отрицаем друг друга. При этом у меня вызывает сомнения, когда общественники непременно желают себе статус, при котором их решения были обязательны к исполнению. При этом у меня вопрос, а они являются специалистами? Ну, например, педагогами, искусствоведами. Или мы руководствуемся целесообразностью?»

Председатель общественной организации "Тюменский областной родительский комитет"
Андерей Добрынин


Один из недавних случаев – попытка запрета посещения детьми концерта в филармонии. 9 мая развернулась целая эпопея, когда Родительский комитет потребовал отменить концерты «Рок для детей», где указывалось возрастное ограничение 6+. Якобы там страшные команды, Металлика.

«Посмотрев на афишу, они не заглянули дальше: шедевры рок-музыки исполняет струнный ансамбль с лучшими солистами свердловской консерватории. Это переложение в классическом исполнении. Весь мир слушает, во всех города, это был тур. А у нас РК решил, что это сильно плохо для детей. Так вы сначала узнайте, что это такое. У них, к сожалению, есть такой недостаток, когда они берут факт и, глубоко не разбираясь, начинают создавать шум вокруг. Пишут письма с запретами. Среди комментариев я прочел одного родителя, который высказал мнение: кто вы такие, чтобы мне как родителю запретить с моим ребенком что-то слушать. Возможно, в погоне за некой популярностью, желанием, чтобы их признали, РК, с моей точки зрения, часто переходят грань. Но в целом, мы все равно приходим к взаимопониманию, сотрудничество очень полезно.

Понимаете, с одной стороны мы отрицаем какие-то государственные подходы, с другой – мы хотим заменить собой государство и принимать решения. Тогда принимать решения на основании экспертного мнения, да?»

И родители, и детсады, и школы – заложники правовой коллизии

Существует проблема несовершенства федеральных законов, из-за чего случаются правовые коллизии. Например, есть закон, который говорит, что любые медицинские вмешательства — только на добровольной основе. И есть закон о санитарном благополучии, в котором сказано, если ребенок приходит в группу или школу, он должен предоставить справку от педиатра. И вот она правовая коллизия. Родители говорят, что имеют право отказаться по закону о здоровье, но по закону о санитарном благополучии вы должны это сделать. И родители, и детсады, и школы – заложники правовой коллизии.

«Мы это проговорили уже на всех уровнях. У министра здравоохранения это на столе, у вице-премьера тоже. Будем надеяться, что это будет урегулировано. Если такая история случается, то самый правильный вариант – обращаться в суд, у нас правовое государство. Тогда суд выносит решение, которое обязательно для исполнения».

Тоже самое с вопросом о жилье для ребенка. Если до 2005 года действовал жилищный кодекс РСФСР, там была норма, что одиноко проживающие граждане с детьми не могут быть выселены  из единственного жилья без предоставления им другого. Сегодня в жилищном кодексе этой нормы нет.

«Нарушаются права ребенка на жилье? Да, нарушаются. Но здесь причина нарушения – не умысел чиновника или ошибка родителя (взял ипотеку и не смог выплатить, а по решению суда – выселение), это опять правовая коллизия, опять федеральное законодательство».

Что надо для решения данных вопросов? Во-первых, усовершенствовать законодательную базу. Дополнительных сотрудников не потребуется. А дальше каждый на своем месте исполняет законодательство в отношении детей.

«В наших инструкциях, службы уполномоченного по правам детей, написано, что мы не должны заменять какие-либо органы государственной власти. Я не должен заменять прокуратуру, МВД своей компетенцией. У меня есть, конечно, контрольная функция, но она не превалирует. Я должен реагировать на нарушения прав ребенка. Иногда мне хочется помочь и пойти в суд. Мы на съезде обсуждали, надо ли дать право уполномоченному обращаться в суд в интересах ребенка. Мы решили, что не должно быть такого права. Помогать, сопровождать, но заменять родителя, конечно, это неправильно. Ведь главный защитник ребенка — его родители».

 

Рубрики: Общество. Метки: , , , , , , .


Рейтинг новости:

375
Просмотры:
4
Поделились:
4 Итого:
Ваша оценка:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars

Комментарии

  1. Людмила:

    И есть закон о санитарном благополучии, в котором сказано, если ребенок приходит в группу или школу, он должен предоставить справку от педиатра.
    Лукавит, вводит в заблуждение Андрей Эдуардович, в законе такого нет))) Тем более речь не о педиатре, а о фтизиатре.

    Подробнее на ТюменьПРО:
    http://www.tumenpro.ru/2017/07/17/roditeli-chinovniki-gosudarstvo-kto-chashhe-vsego-narushaet-prava-malenkih-tyumentsev/

  2. Павел:

    А говорят, что дети наше все… Брешут! Суди по всей стране штампуют решения по выселению! Выселяют и из служебного жилья, и за долги по ЖКХ… Страна чихала на Конвекцию о правах детей, на собственную Конституцию! Мень ладно, что сын священника, а на посту министра делает все, что бы на «собственниках квартир» можно было легко и спокойно делать бизнес! Дети не в счет..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

Уважаемые читатели! Комментарии, не соответствующие теме материала, содержащие неподтвержденные сведения, порочащие честь и достоинство, деловую репутацию, имеющие заведомо клеветнический характер в адрес объектов и субъектов публикаций, а также противоречащие нормам Закона о СМИ РФ, могут быть удалены.


Наверх ↑