Алексей Навальный: итоги и перспективы

Опубликовано: 8 августа 2017, 14:34 | Служба новостей ТюменьPRO

Накануне, 7 августа, Алексей Навальный дал большое интервью радиостанции «Эхо Москвы», побывав на прямом эфире программы «Полный Альбац».

Беседа коснулась самого широкого спектра вопросов. Наиболее интересные фрагменты интервью – в подборке ТюменьPRO.

О Владимире Путине и его отдыхе в Сибири: «Мне кажется, они хотят чего-то другого от кандидата в президенты России, а не раздевания. Тем более что с раздеваниями – я не знаю, зачем они его сделали второй раз. Так много было шуток по поводу голого торса на коне. Ну, как-то, видимо, им понравилось. Кремлю крайне важно доказать сейчас, что Путин в себе, он не в маразме, да? Потому что по действиям власти последние годы и последние несколько месяцев даже вполне лояльно настроенные к Путину, к Кремлю избиратели, им кажется, что они там все сошли с ума. И, вот, им важно показывать, что они в хорошей физической форме, ловят щук и лазят по каким-то там Тувинским горам».

О волонтерах: «Сейчас у нас 135 тысяч волонтеров. Их может быть 200, их может быть 300 тысяч. У нас сейчас больше полумиллиона подписей мы собрали, а с не до конца подтвержденными это около 800 тысяч (просто email’ами). Ну, мы это даже не считаем. Всё зависит от того, какая будет ситуация конкретная и какое будет общественное мнение в тот момент».

«135 тысяч волонтеров – это огромное количество людей. Волонтеры есть в каждом населенном пункте России. И наша главная сейчас проблема – это то, что мы просто не можем собирать так быстро деньги, чтобы обеспечивать этих людей и газетами, и листовками, особенно с учетом того, что 30% этих листовок ворует по дороге полиция».

«Волонтеры – это главная наша сила. Волонтер с листовкой – это страшное оружие, и Кремль, на самом деле, их ужасно боится. Вот, они просто панически боятся, именно поэтому».

О выборах-2018 и кандидатах: «Мы не признаем никогда тех выборов, на которые меня не допустят. И, конечно, мы не будем молчать. Какие-то конкретные действия, не имеет смысла делать вот такие какие-то стратегии тактические, потому что мы не знаем, как это будет происходить и что будет происходить, какие будут другие кандидаты. Мы же отлично понимаем, что, ну, наверное, Кремль в качестве, ну, такой пилюли, если они не захотят пустить меня, они притащат какого-то своего кандидата условно демократического, но подконтрольного им. Какой это будет кандидат? Он будет там условно приличный или совсем неприличный? Многие вещи решатся ситуативно».

«Им нужен будет, конечно, какой-то Прохоров №2 в случае, если они решат меня не пускать. Потому что иначе, ну, на выборы просто никто не придет, не будет явки. Да, они, конечно, могут фальсифицировать, и мы понимаем отлично, что они умеют фальсифицировать, но, понимаете, если будет 15% явки, им же придется фальсифицировать в 3 раза голоса, особенно в крупных городах, где просто никто не пойдет на выборы».

О финансировании: «Во время этой кампании мы побили рекорд сборов моих на мэрскую кампанию – тогда мы собрали 104 миллиона рублей за 3 месяца. Вот сейчас мы (ну, правда, за больший срок), мы собрали больше 104 миллионов рублей. Средний перевод медианный – 500 рублей. Это довольно небольшие пожертвования, но их делает около 70 тысяч человек. То есть это огромное количество людей, это наше очень большое достижение. И это, на самом деле, главная причина, почему Кремль не может нашу кампанию парализовать, несмотря на вот эти свои усилия со всеми силовиками. Но, вот, пока нас поддерживают эти 70 тысяч человек и каждый может отправлять по 500 рублей. И это нельзя остановить. Был бы один спонсор, который отправлял бы десятки миллионов, к нему можно было бы прийти и сказать «Больше этого не делай», или арестовать его просто. Когда 70 тысяч человек, чего ты с этим сделаешь?»

О ситуации в России: «Невозможно сравнивать с Россией 2012 года. То есть мы живем просто в другой стране с другой политической системой. То есть, вот, события 2014-2015 года, начало войны – они просто изменили систему. У нас в 2012 году даже уже после «Болотного дела», после всего этого истории про то, что там кого-то посадили за репост или за лайк, они казались бы дикими. Поэтому, ну, конечно, возрос и уровень, как бы, страха, и уровень опасений любых людей, рекламодателей, арендодателей, любых бизнесменов. В принципе другая страна, страна, где независимое политическое мнение – оно не просто не поощряется или какая-то потенциальная угроза, а все сейчас понимают, что власть воспринимает это враждебно и действует враждебно».

Об избирателях: «Основной избиратель, на которого мы рассчитываем, это как раз люди старшего поколения. То есть мы хотим использовать и планируем, и делаем так, используем волонтеров, которые молодого возраста, для того, чтобы агитировать избирателей старшего поколения».

Об итогах сезона для оппозиции: «Я и мои коллеги, мои соратники, наш штаб, много людей вместе с нами, волонтеры, мы занимаемся избирательной кампанией, избирательная кампания идет наша 8 месяцев, из которых я 1,5 просидел под арестом. Но тем не менее, она идет. И мы удовлетворены ее ходом. У нас получается и организовывать митинги, и волонтеров у нас много, и деньги мы собираем. И несмотря на огромное давление, которое нарастает, у нас всё развивается, мы, самое главное, видим желание людей работать, мы видим желание людей делать перемены или добиваться перемен. Мы видим, что вот такая вот безысходность, которую встречаешь в регионе, она превратилась из депрессии в некий политический двигатель.  Люди понимают, что с этим режимом нет перспектив, и они хотят изменений, они хотят, чтобы власть сменилась, вот там, за 18 лет хотя бы сменилась один раз. Поэтому мы очень удовлетворены, и я удовлетворен тем, как идет наша кампания».

О Дмитрии Гудкове и партии «Яблоко»:«Я избегаю Дмитрия Гудкова, потому что он занимается мэрской кампанией, до которой еще достаточно далеко. Это первое. А второе, мне очень сильно не нравится и я считаю крайне вредным и неправильным вот этот политический союз его с «Яблоком», и вот эту вот политическую практику абсолютно порочную, когда «Яблоко» выдвигает кандидатов, но заставляет их подписывать некую бумагу, что они голосовать и действовать будут в соответствии с решениями партии. Это такое закрепощение политики».

 «Именно поэтому я сейчас решительно протестую. Я считаю, что это неправильно совершенно. Но опять же, это закрепощение. Вот, им сохраняют лицензию («Яблоку») – это делает Кремль. Например, нам лицензию не дает (речь о регистрации «Партии Прогресса»), а им дает. И именно в обмен на то, что «Яблоко» и, к сожалению вступивший с ними в коалицию Гудков пытаются ограничить свободу политической деятельности будущих депутатов. Опасная, неприятная, неприемлемая вещь. Кроме того, она же приведет к поражению, она приведет к тому, что результаты будут хуже. Это очень нехорошо».

«Я бы хотел бы, чтобы Гудков поддержал меня прямо на президентских выборах, я хотел бы, чтобы «Яблоко» поддержало меня прямо на президентских выборах. Я считаю, что я могу и буду бороться за поддержку всех представителей демократических сил, демократических партий, несмотря на то, что, естественно, есть какие-то трения, разногласия по программам».

О религии: «Я верующий человек, но я считаю, что я как верующий человек ни в коем случае не могу поддерживать то, что происходит сейчас, когда какая-то часть РПЦ взяла на себя командование Следственным комитетом и привлечение к уголовной ответственности людей, потому что им что-то не понравилось. Сегодня какое-то чудовищное решение, по-моему, в Сочи о том, что человек разместил карикатуру на Иисуса Христа, и его за это оштрафовали или, там, привлекли к административной ответственности или какой-то другой. Это абсурдно, чудовищно и противоречит христианству абсолютно, я в этом уверен».

О Путине: «Люди на встречах говорят, что Путин является непосредственным ответственным за всё происходящее (что чистая правда), что Путин лично несет ответственность за преступления, коррупцию и посадки людей несправедливые (чистая правда) и что Путин должен за это сесть в тюрьму или как-то быть расстрелян на Лобном месте. Такое большое количество людей так считает, на этом настаивает, это для них ключевой пункт программы».

О Кремле: «У всех есть очень ясное понимание того, что причина бедности, несправедливости, неравенства, которое происходит, ну, просто, грубо говоря, очень низкой зарплаты, которая, действительно, чудовищно низкая, это, конечно, Кремль. Это группа людей, которая вцепилась во власть, и сидит 18 лет, и она под себя подстроила и правоохранительную систему, судебную систему, не дает никому шевельнуться, не дает стране развиваться. Ну, то есть, вот, просто прямая связка «Бедность – Путин». Многие уже это поняли».

О планах на осень: «Мы будем расширять нашу избирательную кампанию. Митинговый формат будем использовать очень активно. То есть это не то, что мы будем это делать механически (раз в 2 месяца мы проводим большой митинг). Мы будем в совершенно различных форматах работать».

 

С полным текстом интервью можно ознакомиться ЗДЕСЬ.

 

 

 

Рубрики: Политика. Метки: , , .


Рейтинг новости:

278
Просмотры:
3
Поделились:
3 Итого:
Ваша оценка:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars

Комментарии

  1. 2018:

    Пока существует коррупция путина с медедевым и собянина с ротенбергами, Навальный единственный реальный кандидат

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

Уважаемые читатели! Комментарии, не соответствующие теме материала, содержащие неподтвержденные сведения, порочащие честь и достоинство, деловую репутацию, имеющие заведомо клеветнический характер в адрес объектов и субъектов публикаций, а также противоречащие нормам Закона о СМИ РФ, могут быть удалены.


Наверх ↑