«Поживу, пока не надоем», — история о том, как в процессе улучшения жилищных условий тюменец стал бездомным

Опубликовано: 12 апреля 2018, 20:24 | Служба новостей ТюменьPRO

текст: Юля Глазова
"Поживу, пока не надоем", - история о том, как в процессе улучшения жилищных условий тюменец стал бездомным

«Вы меня узнаете по кепке, как у Жириновского, седой бороде, и еще у меня клюка», - так описал себя Сергей Александрович Тихобаев, по стечению обстоятельств ставший бездомным.

С 1977 года Сергей Александрович проживал в общежитии на улице Республики, 220. Свою двенадцатиметровую комнату он получил от Моторного завода. В 1995 году устроился в «Автобазу администрации Тюменской области» мотористом. А через два года нуждающимся работникам предложили встать в очередь на улучшение жилищных условий. За двадцать три года существования очереди Сергей Александрович успел развестись, стать инвалидом второй группы, потерять свою комнату в общежитии на Республике и остаться бездомным. На сегодняшний день его номер в очереди 48.

После знакомства стало понятно, как ему удается найти себе ночлег и не остаться жить на улице. Шестидесятичетырехлетний Сергей Александрович очень коммуникабельный, но ненавязчивый. С ним легко общаться на разные темы. Сергей Александрович считает, что искать правды больше негде, ему поможет только огласка в прессе его истории.

В районе Дома обороны он прожил больше месяца у знакомых. «Попросили съехать, потому что родственники приехали. Теперь поеду пожить у другого товарища. Поживу, пока не надоем, потом можно и на дачу к знакомым переехать, уже тепло станет».

Зимой он жил на даче у товарища, подрабатывая сторожем. Говорит, что неделю еще можно, потом все же холодно, приходится искать кров в городе. Родственников у Сергея Александровича в Тюмени нет. После развода с восьмидесятых годов он живет один. Изредка удается пожить у брата в Нижнем Новгороде – ездил туда прошлым летом. Теперь собирается в Москву, туда зовут племянницы.

Колесить по стране на пенсию в 13 тысяч и надбавку за инвалидность в полторы тысячи трудно. А в этом месяце и вовсе получил в общей сложности "пять восемьсот" без объяснений. Будучи бездомным до сих пор оплачивает "коммуналку" за комнату в общежитии, теперь принадлежащую администрации области.
В 2004 году почувствовал, что-то увольняют друзей моих, которые стояли на очереди впереди меня. Чувствую, и до меня дело дойдет. Потом на меня пишут докладную, сломал, мол, оборудование. Собрали комиссию, я сказал, если не смогу починить оборудование, которое считаете сломанным, тогда все, ставьте счет мне, а там 25 тысяч надо платить. Начальник претензий ко мне не имел, вроде как, видимо, приказ такой был, чтоб по квартирам убирать. Но дело замяли, на тормозах спустили, работали дальше. Потом чувствую, квартиры дают тем, кто позже меня. Заставляли подписывать бумажки. Я тоже подписал, что я не возражаю, потому что возражать бесполезно было, сразу уволят
Через год у Сергея Александровича случился сердечный приступ, от переживаний, как он говорит. Стал инвалидом второй группы и вынужден был покинуть работу. Его заверили, что очередь на улучшение жилищных условий за ним сохраняется. Правда, сама очередь на неопределенное время заморозилась: "Но квартиры все же выдавали прокурорам, судьям, работникам администрации", говорит Сергей Александрович. В официальном ответе ему сообщили, что на тот момент «очередь потеряла смысл».

За здравым смыслом Сергей Александрович решил пойти в суд. В 2009 году, потратив на юриста все сбережения и вырученные от продажи вещей деньги – около ста тысяч рублей, он узнал, «что да, действительно, очереди меня лишили незаконно. На участие в судебном процессе надо было еще 30-40 тысяч, у меня уже не было. Я готов был занять денег, но юрист сказал, гарантий никаких. На этом дело закончилось».

Регулярные письма и запросы Сергея Александровича сослужили ему злую шутку. Заинтересовавшись беспокойным тюменцем, чиновники потребовали вновь доказать, что место в очереди занимает не напрасно. С этого момента комната в общежитии перешла в собственность администрации, а Сергею Александровичу пришлось подписать договор социального найма. Мелким шрифтом там значилась иная площадь его жилья. Об этом он узнал, когда пришли счета на оплату. Арендуя двенадцатиметровую комнату в общежитии у администрации, пенсионер стал платить как за квартиру общей площадью 36 квадратных метров.
После разбирательств в БТИ платить я стал чуть-чуть поменьше: жилую убавили, а общую нет. До сих пор плачу за 27 квадратных метров. По документам у меня две комнаты: большая и маленькая. Потом говорят: выселяйся, будем тебе ремонт делать. Пока спорили, меня по суду выселили.
После выселения прошло полтора года. Сергей Александрович продолжает оплачивать коммунальные услуги за комнату, которая закрыта и никаких ремонтных работ, по его словам, там не ведется.
Хожу, смотрю на свои окна, мужиков тут видел соседских неделю назад, бесполезно, все так и стоит, никто там не живет. Но до сих пор плачу, почему – не понимаю. Если собственник забрал у нанимателя, почему я плачу? Раньше под две тысячи было, а с моими спорами убавили, в прошлом месяце было под полторы, а в этом вот 800 насчитали.
На время якобы ремонта комнаты в ноябре 2016 года Сергею Александровичу обещали предоставить равноценное жилье. Им оказалось запущенное трехэтажное общежитие на улице Индустриальной. Ему предложили поселиться в комнате еще меньшего размера – 10 квадратных метров, и ходить в туалет на другой этаж. Он категорически отказался от такой «милости». В его планы по улучшению жилищных условий «такой клоповник» не входил.

«Я написал в департамент: фальшивые квартиры прошу не предлагать. Они же через суд стали заставлять меня подписать договор социального найма на эту кладовку. Я до последнего тянул, не подписывал ничего».

Тем не менее судья постановила принудить пСергея Александровича подписать договор социального найма, а заодно прислала чек на оплату госпошлины в шесть тысяч рублей. Примечательно, что в данном судебном процессе инвалид второй группы освобождается от уплаты госпошлины, но суд не принимает этот факт во внимание и аргументирует тем, что и администрация области также освобождена.

Сергей Александрович постановление не подписывает и в навязанное жилье демонстративно не въезжает. Но продолжает следить за ходом его очереди.
Все инстанции: прокуратура, администрация, аппарат губернатора пишут мне – в порядке очереди. У меня очередь три года подряд сорок восьмой и стоит. Мне сказали: кризис и прочее, сейчас {квартиры} не выделяются
Официальный ответ о состоянии очереди Сергей Александрович получил через уполномоченного по правам человека. Выяснилось, что выдавать квартиры начали вновь в 2011 году. За шесть лет было выдано чуть больше 250 квартир. При этом его место несколько лет не менялось и занимало 92 строчку. Когда выдали около двухсот квартир за несколько лет, его положение улучшилось в рамках этой очереди лишь на несколько пунктов: до 48 строчки.

На данный момент Сергей Александрович имеет долг перед приставами за ведение судебного разбирательства (хотя и освобожден от уплаты госпошлины), проблемы со здоровьем и отсутствие жилья.

Заканчивая разговор, Сергей Александрович сказал, что помимо нормального жилья ему хочется правды: «Напишите, чтобы фальшивые бумаги, признали фальшивыми. Обращаться бесполезно даже в суд! Коррупция полнейшая кругом. А я буду надоедать чиновникам своими письмами и запросами, как юристы советовали".

Рубрики: ПравдаPRO. Метки: , , , , , , , , , , , , , , .


Рейтинг новости:

427
Просмотры:
5
Поделились:
4 Итого:
Ваша оценка:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

Уважаемые читатели! Комментарии, не соответствующие теме материала, содержащие неподтвержденные сведения, порочащие честь и достоинство, деловую репутацию, имеющие заведомо клеветнический характер в адрес объектов и субъектов публикаций, а также противоречащие нормам Закона о СМИ РФ, могут быть удалены.


Наверх ↑