«Прежде чем принимать решение о реформе, нужно было учесть общественное мнение»

Опубликовано: 19 июня 2018, 14:45 | Служба новостей ТюменьPRO

Беседовала Юля Глазова
"Прежде чем принимать решение о реформе, нужно было учесть общественное мнение"
Тюменские, региональные и федеральные политики о пенсионной реформе правительства
Правительство России официально заявило о планах повысить пенсионный возраст с 2019 года: для мужчин с 60 до 65 лет к 2028 году; для женщин — с 55 до 63 лет к 2034-му. Соответствующее распоряжение подписал премьер-министр России Дмитрий Медведев. Предлагаемые меры, по его мнению, позволят сбалансировать рынок труда, на котором «старшее поколение еще многое может сделать».

В начале мая депутаты Госдумы предлагали установить мораторий на повышение пенсионного возраста до 1 января 2030 года, когда, по мнению парламентариев, средняя продолжительность жизни россиян вырастет до 80 лет.

Ранее президент России Владимир Путин неоднократно заявлял, что повышения пенсионного возраста «в ближайшее обозримое время» не будет.

Редакция ТюменьPRO выяснила у тюменских и региональных политиков их отношение к инициативе правительства.
Александр Чепик, депутат Тюменской городской Думы, КПРФ
- Негативно к этому отношусь, какое повышение пенсионного возраста? Если реформу проводить, то, в первую очередь, надо у судей, да у полиции – у всех пенсии посрезать. Судьи пенсию получают 200 тысяч. А с чего хоть? Второй момент, давайте посмотрим, вот член Совета Федерации. Посидел там, членом побыл, 70 тысяч добавка к пенсии. А откуда она берется? С работяг. Третий момент. Я общаюсь на производстве, на заводе бываю, и как может рабочая с завода, которая и в мороз, и в холод работает, и бухгалтерша, которая в тепле сидит, одинаково до 60 лет работать? Несопоставимые вещи. Мы должны идти по пути коммунизма, сокращать рабочий день, а не увеличивать.
После царизма мы добились наконец, что появилось пенсионное обеспечение, ввели пятидневную рабочую неделю, появились выходные и праздничные, а сейчас мы к чему опускаемся, опять какой-то царский режим.
- Эта пенсионная реформа нас абсолютно опускает на уровень 19 века. У нас и так сокращается количество рабочих мест, у нас нет заводов, где работает по 2 тысячи человек, обратите внимание. На крупных заводах несколько операторов и все. И куда сейчас всех людей? В-третьих, я не видел, чтобы у нас средняя продолжительность жизни настолько выросла, чтобы повысить пенсионный возраст. Ну какие еще предпосылки, я не знаю, не вижу. Если мы ориентируемся на госслужащих, так это несопоставимые работы. Вот женщина-штукатур, как она до 60 лет штукатурить будет? В 50 лет у них уже руки-ноги не поднимаются, дорабатывают кое-как и уходят на пенсию, а на пенсии живут буквально несколько лет всего, а мы хотим до 63 лет.
Я понимаю, если мы раздаем пенсии по 200-300 тысяч некоторым отдельным лицам, конечно, у скольких пенсионеров нужно забрать пенсию, чтобы заплатить? Все-таки, наверно, пенсия должна быть подвязана к тем деньгам, которые ты платил. У нас пенсионеры 40 лет работали, 40 лет платили в пенсионный фонд отчисления, а потом у него денег нет на пенсию. Я этого не понимаю, для меня это загадка.
Артем Зайцев, депутат Тюменской областной Думы, ЛДПР
Абсолютно против повышения, любого, пенсионного возраста. На сегодняшний день наше население, рабочее имеется в виду, оно не настолько много зарабатывает денег, чтобы принять тот факт, что им придется работать в итоге на пять лет больше.
- Если совсем прямо брать глубже, уже на уровне глубокого смысла в голове каждого, человек привык, что он будет работать до 60, или 55 женщины, тем более здесь опасения вызывают люди, которые проживают в районе Крайнего Севера. У них соответственно тоже повышается пенсионный возраст (прим.ред.: для тех, кто работает в условиях Крайнего Севера, пенсионный возраст будет повышен до 58 лет для женщин и 60 лет для мужчин). Но проблема в том, что люди, которые работают на Ямале, в Югре, к этому возрасту уже имеют такое огромное количество заболеваний, которые получили, в первую очередь, из-за проживания и работы на территории Крайнего Севера. По отношению к ним это не честно. Всегда говорили о первооткрывателях нефти, тех, кто приехал работать на Ямал и в Югру, в те еще советские времена, и мы им дань уважения отдавали, то и те люди, которые работают там в современное время, тоже очень многое делают для страны, для регионов, кормильцы России. Это все люди, и они достойны такого же уважения, как и к тем первопроходцам. А мы сегодня ставим их в тупиковую ситуацию, показывая им, что готовы пересмотреть стандарты, кто, как говорится, больше вклад сделал. Вот за них обидно. Ну и в целом за всех людей.
Прежде чем принимать решение о реформе, нужно было учесть общественное мнение: готовы сегодня россияне к этой реформе или нет. И мы сегодня прекрасно видим из публикаций СМИ, обсуждения в социальных сетях, это же большой общественный резонанс. Соответственно, можно сделать вывод, что общество не ГО-ТО-ВО.
- Если и проводить такие реформы, общество нужно готовить. Мы тоже самое говорили и о капитальном ремонте, о взносах. Не готово было общество к этому законопроекту, его все равно приняли, и сегодня очень много негатива по поводу работы этой программы. Тоже самое будет и с пенсионной реформой. По последней информации, Госдума и правительство РФ все-таки смягчат, я думаю, это произойдет, и все-таки общественное мнение будет учтено.
Владимир Ульянов, депутат Тюменской областной Думы, "Единая Россия"
Что я могу думать? Правительство решило, посчитало денежки, какие-то варианты, и пошло по этому пути, по пути увеличения возраста. Правда, почему-то женщин обидели, им больше добавили. Видимо, здоровее женщины, да, чем мужчины?
- А проблема есть одна, они как-то так аккуратно пока помалкивают, судя по всему еще не определились, возможно. Это то, чем они будут заниматься, отношения работодателя с наемным работником. Вы же знаете великолепно, что молодым и в возрасте достаточно сложно уже найти себе работу. Вот эта тема требует тщательной проработки. Возможно, поэтому и обозначено, что поэтапный будет переход увеличения пенсионного возраста. Но надо думать, чем занять это старшее поколение, которое реально высвобождается. Если, положим, муниципальные, госслужащие защищены законом, их не уберешь, то здесь работодатель довольно легко эти проблемы решает, освобождаясь от работников, которые в тягость. Вот эта тема требует тщательной проработки: либо переобучение, либо гарантии законодательные, например, за пять лет до пенсии не увольнять за исключением нарушений самого работника. На мой взгляд, над этим моментом надо работать, пока в тишине.
Георгий Эргемлидзе, член Совета реготделения партии "Справедливая Россия"
- Правительство хочет повысить пенсионный возраст и нанести удар по "самой беспомощной категории граждан", все это делается под прикрытием чарующей силы футбола - Чемпионата мира, который проходит в России. Это нечестно как минимум, портить праздник и проталкивать неблаговидные дела.
Есть категории людей, кого на пенсию силой не заставишь выйти, например, чиновники, но есть люди, которые еле дотягивают до нее. Подход должен быть разный.
Екатерина Шульман, российский политолог
Свою точку зрения по вопросу повышения пенсионного возраста Екатерина Шульмана высказала на своей странице Facebook:

- Основная проблема нашей пенсионной системы состоит не в том, что люди вдруг стали страшно долго жить и разорили Пенсионный фонд, а в том, что у нас огромное количество льготников – граждан, которые выходят на пенсию досрочно по сравнению со всеми остальными, пенсию получают большую, при выходе на пенсию получают здоровые выплаты в размере, например, годового оклада и тем самым ложатся непосильной тяжестью на хрупкие плечи Пенсионного фонда. Кто эти люди? Это сотрудники правоохранительных органов, силовых структур, органов власти, военные, а также в значительном количестве люди, которые не ассоциируются у нас с сапёрами, работающими в горячих точках. Ну, например, сотрудники контрольно-надзорных органов, правоприменительных, в широком смысле.
Вот эти наши льготники — это не инвалиды, это не ветераны Чернобыля. Это вполне молодые, здоровые мужчины и женщины, работающие, например, в прокуратуре, которым никакого особенно ущерба для их здоровья не приключилось. Тем не менее, они выходят на пенсию гораздо раньше, чем все остальные.
Их много, их становится больше, потому что у нас эта социальная страта сотрудников правоохранительных и правоприменительных органов, силовых структур всякого рода всё время растёт. Государственные гражданские служащие тоже хорошо растут, у них тоже отличные пенсии, у них тоже есть возможность выходить пораньше, у них тоже особые условия службы. Я была на госслужбе, я помню. Особые условия предполагают, что если тебя попросят на работе задержаться, то ты задержишься, у тебя ненормированный рабочий день. Ну, и особая сложность – «целой сотней губернией в черепе ворочал», — как писал Горький про Ленина. Конечно, это утомляет. Это вот особые условия государственной службы. Казалось бы, что могло быть проще, чем, имея такую общественную поддержку, такой прекрасный только что полученный результат на выборах, такое народное единство и все прочее, сказать: «Это тяжелое бремя мы все должны разделить поровну, поэтому давайте льготы как-то урежем, давайте все будем выходить на пенсию в 55 и в 60 лет». Вот вам мера, которая будет всеми одобрена, вызовет всеобщее удовольствие, ответит народному чувству справедливости, не потребует этих непопулярных реформ.
У нас с таким сладострастием произносят этот термин «непопулярные реформы», как будто в этом есть какая-то особенная заслуга – в том, что ты делаешь то, что людям не нравится. Иногда это требуется, но гораздо чаще, как в нашем нынешнем случае, реформы являются непопулярными по объективной причине. Не то, что люди такие, понимаете, капризные, жадные и прожорливые, а потому что, действительно, им делают плохо.
Так вот нет у нас пресловутой политической воли каким-то образом постричь этих самых… это сотни тысяч людей, еще раз повторю, молодых и здоровых во всех субъектах Федерации. Почему не хотят идти на такие меры? Потому что народное недовольство пережить можно, а вот недовольство тех социальных слоев, которые являются не опорой режима, а которые и есть сам наш политический режим, который и составляет нашу политическую систему, — вот их обидеть никак совсем нельзя".

Рубрики: 5 ответов ТюменьPRO. Метки: , , , , , , , , , , .


Рейтинг новости:

444
Просмотры:
5
Поделились:
4 Итого:
Ваша оценка:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars

Комментарии

  1. Или:

    Ну и почему, раз все против, никто из парламентских партий ни митинг, ни акции протеста не организовал?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

Уважаемые читатели! Комментарии, не соответствующие теме материала, содержащие неподтвержденные сведения, порочащие честь и достоинство, деловую репутацию, имеющие заведомо клеветнический характер в адрес объектов и субъектов публикаций, а также противоречащие нормам Закона о СМИ РФ, могут быть удалены.


Наверх ↑