Пытки в тюменской полиции. Часть 3: охота на свидетеля.

Опубликовано: 31 августа 2019, 18:24 | Служба новостей ТюменьPRO

О том как оперуполномоченные Отдела по борьбе с организованной преступностью УМВД по Тюменской области «помогают» следователям в раскрытии тяжких преступлений, «ТюменьPRO» писало на примере Валерия и Евгения Нигматуллиных, которые в настоящее время проходят подозреваемыми в поджоге дома и.о. главы администрации Ярковского района. Основными доказательствами вины Нигматуллиных являются их признательные показания в совершении преступления, несмотря на то, что они в ночь поджога находились в Тюмени. Однако, со слов жены Валерия Нигматуллина после тех пыток электричеством, которые применялись к ее мужу и сыну операми ОБОП, они были готовы сознаться уже в чем угодно, лишь бы остаться живыми. Но как оказалось, в ту ночь через динамо-машинку пропустили не только будущих подозреваемых, но и двух будущих свидетелей, один из которых вышел оттуда с признаками инсульта. А сейчас, когда следствие зашло в тупик, за свидетелями началась настоящая охота.

«Признание — царица доказательств»

Эта фраза иногда приписывается генеральному прокурору СССР Андрею Вышинскому, хотя на самом деле это выражение (лат. — Regina probationum) появилось еще в Древнем Риме и делало излишними все иные доказательства, улики и дальнейшие следственные действия. Сам же Вышинский придерживался противоположного мнения и несмотря на то, что возглавлял Генеральную прокуратуру в период расцвета массовых репрессий (1935–1939), заявлял о том, что еще с древних времен «царицу доказательств» принято было выбивать под пытками.

«…Этот принцип /признание подсудимым своей вины/ совершенно неприемлем для советского права и судебной практики. Действительно, если другие обстоятельства, установленные по делу, доказывают виновность привлечённого к ответственности лица, то сознание этого лица теряет значение доказательства и в этом отношении становится излишним… Такая организация следствия, при которой показания обвиняемого оказываются главными и — ещё хуже — единственными устоями всего следствия, способна поставить под удар всё дело в случае изменения обвиняемым своих показаний или отказа от них». («Теория судебных доказательств в советском праве», Вышинский А.Я., 1941г.)

Оперуполномоченные ОБОП и следователи, ведущие это дело, видимо тоже знают или догадываются, что одно лишь признание подозреваемого своей вины не такая уж и «царица доказательств» и решили подстраховаться. Кроме отца и сына Нигматуллиных, задержанных 23 мая в Тюмени возле АЗС «Лукойл», в здание ОБОП на ул. 30 лет Победы, 6 из села Ярково были также доставлены Вячеслав Пальянов и Николай Иванов, работающие водителями у ИП Нигматуллина В.А. Из водителей предпринимателя было решено сделать свидетелей преступления – ведь кому как не им знать кто и как поджигал дом Любви Поляковой. Вот только свидетельские показания по словам Пальянова и Иванова они дали после аналогичных пыток электричеством, которое применялось и к Нигматуллиным.

«Ушел ответить на пару вопросов и пропал на двое суток…»

Как ранее писало «ТюменьPRO» следственными органами СК России по Тюменской области было отказано в возбуждении уголовного дела факту применения к ним психологического воздействия, в том числе – пыток электричеством. В настоящее время этот отказной материал обжалуется адвокатами Нигматуллиных, а следствие за эти 3 месяца не сдвинулось ни на шаг. Редакция не занимает в этом деле ни одну из сторон, а дает информацию только со слов непосредственных участников событий или из процессуальных документов.

Сам Пальянов в настоящее время по определенным причинам общаться с прессой отказывается, но все, что с ним произошло редакции со слов мужа рассказала его жена. По словам Валентины Пальяновой, ее мужу позвонили на сотовый телефон днем 23 мая, когда были задержаны Нигматуллины. Сотрудники полиции сказали, что ему надо задать несколько вопросов по делу о поджоге доме главы администрации. В ответ Пальянов заявил, что выехал из Тюмени в Щучье, скоро подъедет и готов ответить на вопросы. При въезде на базу в Щучьем по «Камазу» которым управлял Вячеслав, начали стрелять из пистолета Макарова. Испугавшись он вывалился из кабины на землю, где к нему подбежали незнакомые люди, надели пакет на голову, посадили в машину и очень долго куда-то везли. Потом оказалось, что в Тюмень. Что дальше происходило в здании ОБОП с Пальяновым мало чем отличается от того, что делали с Нигматуллиными. Единственная разница, что водителя сделали свидетелем, а отца и сына – подозреваемыми.

«Когда он мне рассказал, что там с ним делали – такое в голове просто не укладывается. Мне кажется, что делать такое мужчине сотруднику полиции с другим мужчиной – это какая-то психическая неадекватность должна быть. Он готов был родную маму продать, лишь бы это прекратилось. Ему обмотали голову скотчем плотно, чтобы мозги не вылетели. Потому что, когда ток включали, он говорил, что было ощущение, что голову сейчас разорвет. Ноги и руки тоже скотчем обмотали, полностью облили водой. Один контакт вставили в задний проход, другой провод засунули между связанных скотчем ладошек. Когда включали ток, по словам мужа его выгибало как гусеницу в обратную сторону. Только после этого ток ненадолго выключали».

По словам Валентины Пальяновой у мужа в 7 лет была клиническая смерть и сейчас слабое сердце, он постоянно пьет препараты. Когда сотрудники полиции выключали ток, он им говорил, что у него слабое сердце и он может умереть от такого. На это оперуполномоченные ответили: «Ну и что? Нам же проще – сдохнешь и никто не узнает от чего. Свидетелей, что мы тебя задерживали нету. Вывезем, выкинем тебя в лес и все. Ни одна экспертиза не покажет, что с тобой что-то делали – побоев у тебя нет. Даже при вскрытии ничего не обнаружат».

«Так продолжалось сутки, как мужа привезли в ОБОП. По его словам, сотрудники полиции включали свой прибор, выключали, уходили, потом снова все начинали. Все это время с водителя требовали, чтобы он дал показания на Нигматуллиных, как они подожгли дом. «Я спал дома в это время, можете соседей спросить. Как я могу что-то знать, если я ничего не видел?» — спрашивал Вячеслав у оперов и просил прекратить пытки. На что ему ответили: «Все равно ты все расскажешь. Еще немного помаешься и сдашься.» Когда Пальянову принесли подписанные признания Евгения и Валерия Нигматуллиных, он понял, что сопротивляться дальше нет смысла и тоже подписал свой протокол. При этом один из оперов заявил – «Что издеваешься над собой, все давно уже подписали не выдержали, а ты идиот все лежишь и че-то из себя строишь». После этого Пальянова отвели в камеру, где прицепили наручниками к батарее, которая находилась на таком уровне, что можно было только сесть на корточки. Так он провел ночь.»

Охота на свидетеля

Когда Пальянова привезли в отделение полиции в Ярково, жена приехала за ним на машине, чтобы увезти домой. Вот как она описывает в каком виде к ней вышел муж.

«Когда Владислав спустился ко мне со второго этажа райотдела, он напоминал психически потерянного человека с блуждающим взглядом. Он напоминал человека, который вышел из леса и видит меня в первый раз. Когда я его взяла под руку и сказала: «Пошли домой», он несколько раз переспросил у присутствующих сотрудников полиции: «Это все? Я могу идти?» Было такое ощущение, что человек не верит, что он свободен. Сначала он сам за руль, но сразу сказал мне: «Валя, садись за руль, я не могу вести машину. Я не чувствую правую руку и ногу.» Онемение правой половины тела прошло только спустя сутки. Еще несколько ночей Владислав очень громко кричал, как будто ему до сих пор делают больно.»

Как и обещали оперуполномоченные, при медицинском освидетельствовании следов пыток электричеством не обнаружено. Зато на тыльной поверхности левой кисти имеется ссадина, которая образовалась при трущем или ударно-трущем взаимодействии с твердым тупым предметом. Аналогичный след на руке имеется и у свидетеля Иванова. По словам адвоката Сергея Островского, данный след свидетельствует о том, что по рукам граждан наносились побои.

На днях семье Пальяновых неожиданно пришлось вспомнить все ужасы «дачи свидетельских показаний» оперуполномоченным ОБОП. В пятницу вечером на пороге их дома возникли четверо крепких людей среднего возраста с предложением задать свидетелю Пальянову несколько вопросов.

«Они издалека показали свои корочки – я даже не разглядела что там было, и сказали, что им нужен Пальянов Владислав. Я сказала, что его нет дома и спросила зачем он нужен. Они ответили, что им его надо якобы ознакомить не то с какой-то экспертизой, не то еще с чем-то. Как-будто пришли результаты какой-то проверки и им надо мужа с ней ознакомить. На мой вопрос: «А для чего мужа знакомить с какими-то результатами экспертизы, если он свидетель, а не обвиняемый?», один из сотрудников со шрамом во все лицо сказал: «Нам надо ему еще задать несколько вопросов». Я им ответила, что когда в прошлый раз за ним приехали, чтобы тоже задать несколько вопросов, муж исчез на двое суток и я даже не знала где он и что с ним.»

Затем сотрудники начали оказывать на женщину психологическое давление. Не дав им сотовый телефон мужа, Валентина сама ему позвонила, но телефон был вне зоны доступа. Супруга сказала сотрудникам полиции, что скорее всего муж уехал на открытие охоты, на что те выдвинули версию, что Пальянов начал прятаться. «В интересах мужа и ваших, чтобы он позвонил нам или явился в Ярковский отдел полиции в среду» — заявил опер со шрамом. На вопрос Пальяновой: почему муж не может приехать в райотдел в понедельник, чтобы ответить на вопросы, лицо со шрамом продолжало настаивать на явке свидетеля в среду, причем сделать это должен был без повестки следователя. «Это в ваших интересах, чтобы у вашего мужа все было хорошо» — заявили на прощанье сотрудники.

Особенности российского следствия.

Все сомнения в виновности оперуполномоченных следователь толкует в их пользу.

Все сомнения в виновности Нигматуллиных следователь толкует против них.

Не смогли ответить оперуполномоченные для чего им нужно приезжать к свидетелю вчетвером, чтобы ознакомить с результатами какой-то экспертизы и задать «несколько вопросов». Позже Валентина Пальянова перезвонила корреспонденту и передала со слов мужа, что приезжавший сотрудник со шрамом участвовал в мае в его допросах в ОБОП. Серая «Лада Гранта», на которой были четверо, желавших задать свидетелю «несколько вопросов», также знакома Пальянову – именно на ней его везли в Тюмень с пакетом на голове.

«ТюменьPRO» продолжает следить за развитием событий.

Виктор Нестерук

Рубрики: Общество, ПравдаPRO, Ярковский район. Метки: , , , , , .


Рейтинг новости:

2630
Просмотры:
32
Поделились:
5 Итого:
Ваша оценка:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars

Комментарии

  1. Владимир:

    Какая глупость! Даже читать до конца не стал.

    • Николай Иванович:

      Все правильно! Пока сам или твои близкие с этим не столкнутся — будетне интересно.

      • Сергей:

        «Запомни, Шарапов. Наказания без вины не бывает!»

      • Николай Иванович:

        Помнится пока не поймали Чикотило, за его преступления расстреляли несколько человек. Все «добровольно» сознались.

  2. Очевидно:

    Виктор ?

    Александра Шемякина могли убрать прокурорско-скшно-ментовкие обротни, он всем сильно мешал.

    Надеюсь УФСБ этот материал читает и Асхабов из СК тюмени со сворой в прокуратуре Тюменской области сейчас готовится выйти в окно — другого выхода у этих оборотней нет.

  3. Валентина:

    Слушайте мне вообще без разницы интересно кому или нет. Не дай бог вашей семье пережить такое. Всего хорошего.

  4. Елена:

    У меня с сыном тоже было допрашивали и били по почкам чтоб вину взял на себя , он по юношески у машины зеркала побил , дак ему еще хотели приписать бензин уроды , вот и били его по почкам , а теперь тот козел на небесах подожгли его , правда лет 6 это было , бог видит все

  5. Валера:

    Сотрудники ОРЧ и ОБОП, эта новость для вас — «Страшная месть: в Уфе взорвали бывшего полицейского по кличке «Гестапо». Пять лет назад его обвиняли в пытках задержанных, но в суде вину доказать не удалось. https://newizv.ru/news/incident/29-08-2017/strashnaya-mest-v-ufe-vzorvali-byvshego-politseyskogo-po-klichke-gestapo

  6. Ольга:

    Ну вот. Кто- то зеркала бил (он жеж ребёнок ещё), кто- то на стрёме стоял (он жеж сам то не грабил), кто- то с ножом в кармане «гулял» (он жеж ещё никого не убил пока). А в целом это всё нарушители. Будущие преступники.

  7. Алексей Ф. Савоськин партия "НАРОД ПРОТИВ КОРРУПЦИИ":

    Со свидетелями вообще бред. Поджигали ночью, когда никого не видно. Как свидетели то объявились! Как о них полицаи узнали? Тюменское УМВД безусловно ГЕСТАПО!

    • строитель:

      Савоськин участвовали что лит в данном поджоге?? Или товарищу нестеруку подмахиваете?

      • Алексей Ф. Савоськин партия "НАРОД ПРОТИВ КОРРУПЦИИ":

        Аноним «Строитель» , да просто есть некоторые вопросы, на которые хотелось бы получить ответы! Вы очевидно строитель с Азии, по русски ничаво не понимаете! Читайте внимательней, что пишу! Хотя очевидно, что Вы проСарычевский тролль, по условиях договора главное че нибудь ляпнуть! Но в любом случае появление троллей, это признак правильности публикации, за что выражаем Вам благодарность.

  8. Простой человек:

    Они даже не свидетели их отпустили потому, что они не относятся к этому делу. Всё документально они просто работники всё
    . Вот и интересно зачем они снова приехали из УБОПА спустя 3 месяца что им нужно ещё. Какую историю хотят придумать чтобы раскрыть это дело. Им же хочется повышения в должностях. И успокоить нашу «госпажу» Полякову.

  9. Правозащитница:

    Что за бред! Пытки свидетелей…. Может, господа журналисты в 4 части своей фантастической истории расскажут про то, как пытали потерпевших? А что? Складывается впечатление, что даже и дела уголовного никакого нет, все происходит только под пытками головорезов из ОБОПА!
    Было очень трудно дочитывать данную статью, потому что чувствуется, что это все через чур высасывается из пальца, лишь бы поддержать какой никакой интерес к данной теме

    • Солнце:

      Про пытки в милиции знают все и вы в том числе это не только в тюмени по всей России так .милиция должна думать , расследовать ,доказывать ,искать доказательства а не применять свои методы .и не надо судить на этом месте может завтра оказаться ваш сын ,муж , брат и т,д и что тогда ?как вы тогда будите говорить .даже если человек и виновен это не дает им права так обращаться с ним .

  10. Лохматый:

    Скоро начнется суд по этим нелюдям…… Там и посмотрим на доказательственную базу со стороны сотрудников…… если не виновны то одних признаний не хватит доказать их вину…… Позовите туда журналистов побольше чтобы все потом написали как все было…. автора статьи Витю тоже касается….. Больше шума как всегда а потом окажется все наоборот…..

  11. Мамед Блендомед:

    Смешно столько шума!!!! поехала мама в Москву а потом окажется что родные виновны……. Прославитель на всю Ивановскую……

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

Уважаемые читатели! Комментарии, не соответствующие теме материала, содержащие неподтвержденные сведения, порочащие честь и достоинство, деловую репутацию, имеющие заведомо клеветнический характер в адрес объектов и субъектов публикаций, а также противоречащие нормам Закона о СМИ РФ, могут быть удалены.


Наверх ↑