Жителей тюменского общежития выселяют на улицу, или как лишить людей жилья на законных основаниях

Опубликовано: 27 марта 2021, 13:35 | Служба новостей ТюменьPRO

«Да, мы живём по временным законам. Как нам сказали, у нас даже конституция – это рекомендованный закон. Мы в шоке. Оказывается конституция – это рекомендация.  Мы живём в Советском Союзе, точнее в худшей его версии».

В общежитии на Станционной, 26 «а» в Тюмени когда-то жили 56 семей. Сегодня осталось 20. Не так давно жители общежития, в прошлом — работники железнодорожного колледжа или железной дороги стали получать уведомления о выселении. Несмотря на имеющиеся ордера, суд штамповал решения об отказе в праве на жильё и выселении, без предоставления жилья взамен. Как получилось, что люди, проживающие много лет в общежитии на законных основаниях должны идти на улицу в буквальном смысле? Чтобы разобраться в ситуации, наш корреспондент встретилась с оставшимися жителями злосчастного общежития.  

Валентина Александровна — Я проживаю здесь уже скоро 30 лет. Получала комнату ещё от училища железнодорожного, как тогда называлось.   Жила с дочерьми. Потом в силу того, что была маленькая зарплата библиотекаря, ушла работать на железную дорогу. Там поработала, встала на очередь, был порядковый номер 71. И в 2005 году нас всех «прокатили», закон был изменён. Мы остались без очереди и без жилья. Очередь ликвидировали, городу не передали. Зарплаты маленькие и ни один банк нас не пропускал (не давал ипотеку). Теперь в 2016 году я попыталась что – то сделать, встать на учёт как нуждающаяся, и мне ответ отрицательный пришёл: нет, у вас пенсия выше, чем полагается.

— Скажите, а вам когда предоставили это жильё, какие — то правоустанавливающие документы выдали?

— Конечно, у нас у всех ордера есть. И ходатайства от железной дороги.

За время жизни в общежитии они пытались решать жилищную проблему. В очередь на жильё не ставили, не признавали нуждающимися – есть жильё в общежитии. Кому – то отказывали в ипотеке из – за низких доходов. В итоге у всех оставшихся небольшие комнаты в общежитии – единственное жильё. Но и этого многие уже лишились.

Людмила Пимнева — У дочери 5 детей. Нас тут живёт 8 человек. В двух комнатах. Нам тоже от железной дороги по ходатайству давали общежитие. Нам постоянную прописку не давали, мы не могли взять ипотеку.

— Вы  пытались встать на очередь, как нуждающиеся в жилье?

— А кто нас поставит с временными прописками? Мне удалось в итоге прописку оформить, а у мужа и сына – нет, сын родился. Я на собрании просила: Виктор Николаевич (директор Колледжа), почему у сына до сих пор нет прописки? – Ну, значит, вы не обращались. Вот так мне в глаза врёт. В итоге нас просто всех выселяют и всё. У меня Ленинский суд прошёл, скоро будет областной.

Как и с чего всё началось? Кто вам сказал, что вы должны освободить жильё?

Любовь Васильева —  Мы узнали об этом, когда началось расселение с 5-го этажа омоновца – Владимира Меньшикова. Он – участник чеченской войны, у него награды есть, вся грудь в орденах, губернатор награждал. Заходим – все его вещи летят с 5-го этажа. Сказали, по решению суда – не имеете права здесь проживать. Его и в суд не вызывали, повестки не получал,  просто получил решение и всё. Так мы и узнали, что у нас началось массовое выселение.

Оказалось, в суд с иском о выселении обратился Тюменский Колледж транспортных технологий и сервиса. То же самое учреждение, по ходатайству которого всем этим людям когда – то  дали комнаты в общежитии. Позже такие решения суда были на руках у всех жильцов. Началась долгая, изнуряющая судебная тяжба.

— А как и чем они это мотивировали?

Татьяна Камаева —  Они мотивируют тем, что это специализированное жильё. Сначала по статусу мы были многоквартирным жилым домом. Потом – он оказался на балансе департамента имущественных отношений Тюменской области, переданным в оперативное управление колледжу. И везде пишется, что это специализированный фонд с 2003 года. Сейчас мы получили ответы, что в этот специализированный фонд вас поселили временно, а мы проживаем тут с 1992 года по ходатайству железной дороги.

Люди не понимают когда их многоквартирный жилой дом, так он значился в документах,  стал специализированным жильём. По словам жильцов, скорее всего, когда МПС «превратилась» в РЖД в 2003 году. Соответственно, всё имущество, вместе с общежитием и его жильцами, должно было перейти в ведение РЖД. Но далее в документах  дом уже числился на балансе департамента имущественных отношений Тюменской области. А в 2005 году были внесены изменения в Жилищный кодекс.

Татьяна Камаева — Мы тогда с ордерами пошли с просьбой оформить договор социального найма. Нам тогда отказали, так как это специализированное жильё. А его нельзя не приватизировать, не оформить в соцнайм. А в 2009 году мы подали в суд, потому, что моего сына не прописывали, и суд обязал заключить с нами договор социального найма и прописать сына к матери. А следующий суд сказал: как дали соцнайм, так и уберём. Да, мы живём по временным законам. Как нам сказали, у нас даже конституция – это рекомендованный закон. Мы в шоке. Оказывается конституция – это рекомендация.  Мы живём в Советском Союзе, точнее в худшей его версии.

Любовь Васильева — И вот сейчас ответы пришли —  многоквартирный жилой дом. То было специализированное общежитие, а сейчас – МКД. У нас столько нестыковок в законодательной базе, в нашей документации! Чиновники в ответах сами друг другу противоречат.

— А что говорит ваш муниципальный депутат?

— Кто, Григорьев? Мы к нему ходили. Он сказал: если бы вам нужны были трусы, я бы их вам купил. А квартиры я вам купить не могу. Мы ходили с соседкой – пенсионеркой. Она обиделась, говорит, ну, трусы я ещё могу купить.

— А куда вы ещё обращались после этого?

Татьяна Камаева  — Да куда мы только не обращались! Обращались к Моору, от него не получили ни одного ответа. Мы отправляли обращение с подписями 4 раза. Ответа нет. Отправляли запрос через депутата Дорохина (депутат ГД, КПРФ). Отправили даже Кадырову (смеются), но он ответил казённым языком, что ваше обращение направлено губернатору Тюменской области. Потом уже обратились к Путину, и потом пришло от губернатора Моора. Оказывается, в колледж поступило 59 детей – сирот. И чтобы их обеспечить жильём, вас надо выселить. Областная администрация должна им предоставить жильё, вот она и нашла выход. С детьми –то легче воевать!

Об этом жильцам общежития рассказали на собрании в колледже. Директор пояснял, что согласно 273 – ФЗ, он обязан обеспечить жильём учащихся колледжа, на  вопрос жильцов – а нам куда – ответа не было.

Любовь Васильева- Если колледж заинтересован, директор заинтересован в освобождении комнат под учащихся, почему бы ему не выйти на город, на область и решать этот вопрос? Ведь нас здесь не так много – 20 семей осталось. А было 37. Остальных выселили. Но никто не хочет решать этот вопрос. Мы считаем при желании всё можно сделать.

Многие пытались обжаловать решения суда, направляли кассации. Но, пока — ни одного решения в пользу жильцов. От людей требуют освободить жильё.

Татьяна Камаева —  Вот у нас в суде в кассации дело, потому что первую проиграли.  Потому что решения суда – выселение без предоставления другого жилья. Нормально? У меня внук в армии сейчас служит, его тоже выселяют. И куда он вернётся? А если его выселят, не будет регистрации, значит, никуда не устроится. У нас тут есть пенсионеры по старости, двух уже выселили по суду. Это Горюшина и Вануйто – пенсионеры по старости. Куда? На улицу. И работающих тоже выселяют.

— А когда вы задаёте вопрос: куда нам идти, как вам отвечают?

— Это ваши проблемы! Мы вас не выселяем, выселяет суд. А мы говорим – ну тогда палатки будем ставить.

Любовь Васильева  — Мы задали вопрос: какое право имеет колледж нас выселять? Сначала ссылались на устав. Мы подняли устав – там нет ничего. Он находится в оперативном управлении. Хорошо, дайте нам документ о том, на что имеет право колледж. До сих пор не дали. Ещё мы обращались в тюменский архив об актах передачи (общежития), документов нет.

— А что прокуратура?

Любовь Васильева — Раз прокуратура сама инициировала наше выселение, значит, суды принимают те решения, которые нужно прокуратуре. И на каждом суде, между прочим, сидит представитель прокуратуры, который якобы защищает наши права.  Но прокуратура сразу занимает сторону колледжа и судье слова не дают сказать. У нас суды проходят по 15 – 20 минут. Это же «карманные» суды, заказные. Видимо, решения уже заранее вынесены. Ходатайства, которые мы предоставляем, не принимаются судом. Мы предоставили 11 ходатайств, и ни одно не было принято. Это что такое? Документы от жильцов суд вообще не принимает. Допустим о том, что человек в разводе и есть несовершеннолетний ребёнок, и она работает там – даже эти документы суд во внимание не принял. Выселить и всё! Раньше в решениях суда было указано, что мы проживаем по ордеру, который никто не оспаривал. Сейчас этих слов в решении нет, хотя все ордера мы по – прежнему предоставляем.

(Татьяна Ягодина – дочь Светланы Павловны Горюшиной – пенсионера по старости).

— Она (Горюшина)  тоже работала в Колледже. Получилось так, что её сократили. Сначала у неё была производственная травма, но её не заявили как производственную травму, нас об этом попросили. Мы согласились, а они сказали, что её отсюда не выселят. Но в итоге, когда у меня родилась дочка, ей сейчас 2,5 года, мы попросились прописаться, потому что нужен садик, нам нужно встать на «молодую семью», чтобы получить жильё, нам отказали. После этого начали на нас подавать в суд о выселении. Первый суд (на них подавали) мы выиграли, прокурор встал на нашу сторону. Второй суд мы проиграли – колледж подавал апелляцию.  Сейчас мы тоже подаём кассацию. Нам пришли письма о том, что мы должны выселиться. Приставов ждём.

— У кого – то из вас есть ещё какое –то жильё?

— Нет, из нас ни у кого нет. Нам просто некуда идти.

Татьяна Камаева — Нам приходят ответы от заместителя губернатора области Райдера, департамент образования области. Какое отношение он имеет к нашему общежитию – не понятно. Потому что общежитие —  это же имущество департамента имущественных отношений. На каком основании департамент образования распоряжается и общежитием, и жильцами? Мы живём по грабительским законам. Все, кто должны нас защищать, та же прокуратура, они против нас. Есть постановление, по которому нас выселяют. Прокуратура Ленинская дала указание о нашем выселении. Они открыто об этом сказали на собрании, которое у нас было 5 февраля, протокол есть.  От Третьякова не отказ, а отписка пришла. Послал нас в МФЦ, чтоб поставили на очередь. А нас на очередь не ставят.

К слову, условия проживания, за которые «бьются» жители общежития более, чем скромные. Комнаты небольшие, кухни нет вообще, туалет и душ на этаже – на всех. За 32 кв.метра тут платят «коммуналку», как за полноценную квартиру – 3,5 тысячи в месяц.   Казалось бы, людей из этого «коммунального рая» нужно переселять в более комфортное и современное жильё? Но нет, чиновники говорят, что закон на их стороне, и люди должны оказаться на улице.

Валентина Александровна— Эта проблема не только у нас, у многих в городе. Мы все считаем, что вопрос с расселением из ведомственных общежитий назрел давно. Люди сейчас не могут ничего купить. Знаем, что у нас работают программы, в том числе по переселению из ветхого жилья. В Москве идёт реновация. А ещё знаем и были удивлены, что с 2019 года переселяют балки, которые даже статуса жилья не имеют. Но их расселяют, им дают субсидии на покупку квартир. А почему не нас?  Мы никогда не заявляли о своём существовании. В общежитиях жили и жили. Почему нам никто не помогает, как и им всем, расселиться по программам федеральным? Поэтому мы просим наших депутатов, мэра города, правительство российской федерации, депутатов области, губернатора принять закон или внесение поправок в жилищный кодекс по части проживающих в ведомственных общежитиях. Надо решить вопрос с переселением людей или с выделением субсидий на приобретение жилья.

Проблема общежитий – не только проблема Тюмени. Тысячи людей в России стали заложниками юридических казусов и нестыковок при передаче советского «наследства». Совсем недавно в Москве у здания мэрии прошла серия пикетов таких же жертв «законности» с требованием пересмотреть жилищное законодательство и вернуть людям право на жильё, которое им предоставили много лет назад.  Итогом акции, как сообщали информагентства, стали задержания участников. Фактически люди массово лишаются единственного жилья на законных основаниях.  Тогда может что – то не так с законными основаниями? И может быть и региональным, и федеральным законодателям пора заняться реальными проблемами людей? Пока вопросы остаются без ответа, а судебные тяжбы тюменцев, ещё проживающих на Станционной, 26 «а», продолжаются.

P.S. Когда материал был уже готов, нам позвонила жительница общежития Татьяна Камаева и сообщила, что в её отсутствие к ней и к соседям приходили люди, представившиеся представителями пенсионного фонда. Они уточняли личные данные пенсионеров. Сотрудники ПФ не представились, но объяснили, что уточняют паспортные данные для переселения пенсионеров в новое социальное учреждение под Тюменью.

Редакция «Тюмень PRO» направит запросы в региональную прокуратуру, департамент образования и администрацию города. Мы будем следить за развитием этой ситуации.

Марина Кильян 

Рубрики: Общество, ПравдаPRO, Тюмень. Метки: , , , , .


Рейтинг новости:

1026
Просмотры:
11
Поделились:
5 Итого:
Ваша оценка:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

Уважаемые читатели! Комментарии, не соответствующие теме материала, содержащие неподтвержденные сведения, порочащие честь и достоинство, деловую репутацию, имеющие заведомо клеветнический характер в адрес объектов и субъектов публикаций, а также противоречащие нормам Закона о СМИ РФ, могут быть удалены.


Наверх ↑